Информация


  • Тайна Лоуренса Аравийского: свой среди чужих, чужой среди своих

    Сэр Томас Эдвард Лоуренс был равнодушен к деньгам, женщинам и славе. Его единственной страстью было преданное служение Британской империи. С детства воспитанный на рассказах о тамплиерах, он с упорством фанатика пронес в себе рыцарский кодекс до самой смерти. Лоуренс Аравийский и по сей день является одной из самых блестящих и романтических фигур в истории разведки.

    Тайна Лоуренса Аравийского: свой среди чужих, чужой среди своих

    Воплощение тамплиера

    В детстве ничего не выдавало в Лоуренсе будущего героя. Он был слабеньким, некрасивым и достаточно замкнутым ребенком. Даже собственная мать призналась, что никогда не понимала его. Лоуренс уже с детства стремился обозначить свою полную свободу от всех. Расплатой за своенравие была тройная порция розг, но ребенок терпеливо сносил наказания и продолжал жить в своем собственном мире.

    В юные годы обделенный внешней красотой подросток предпочитал своему унылому настоящему героическое прошлое из книг. Его излюбленным занятием стало изучение развалин древних замков рыцарей храмовников. Сражавшиеся в Святой земле тамплиеры с их обетами бедности, послушания и беззаветного служения ближним стали настоящим идеалом для юного Лоуренса.

    Школу будущий герой ненавидел от всей души, так как она отвлекала его от главных увлечений – чтения книг о крестовых походах и археологии. Эти два предмета он знал досконально, как и все что касалось Ближнего Востока.

    Будучи студентом Оксфорда в период с 1910 на 1914 годы, он работал в качестве ассистента на предпринятых Британ­ским музеем раскопках Хеттского города Кархемиш на реке Евфрат. Там Лоуренс тщательно изучил быт, нравы и обычаи местного населения. Он безукоризненно знал нюансы религии арабов и наречия многих бедуинских племен.

    Чудаковатый учитель археологии Лоуренса профессор Джадд впоследствии утверждал, что в его ученике возродился дух одного из сражавшихся в Аравии средневековых рыцарей Храма. Говоря об этом, он выстроил целую цепь аргументов. Те, кто копьем и мечом служил Господу в Сирии и Месопотамии, там, где много веков спустя сражался Лоуренс Аравийский, почитали прекрасную даму, но отвергали чувственную любовь; умерщвляли плоть, ценили честь выше славы, а земное богат­ство не ставили в грош. Тот, кто ступал на этот путь, не знал ни отчаяния, ни надежды – и жизнь Лоуренса Аравийского целиком и полностью отвечала уставу рыцарей Храма.

    Аравийские приключения

    После начала Первой мировой войны Лоуренс был направлен в отдел британской разведки в Каире. Его обязанностью было следить за развитием националистических движений в границах Османской империи, которая в то время контролировала Сирию, Ливан, Палестину, территорию нынешнего Израиля и Саудовской Аравии. В связи с началом войны на богатые нефтью земли арабов позарилась Британская империя.

    Однако воевать с турками англий­скими регулярными войсками в суровых пустынях Аравии было очень тяжело. Здесь нужны были небольшие мобильные отряды, привыкшие к долгой жизни в безводной и безлюдной пустыне, способные быстро перемещаться по ней и совершать диверсии. Кроме того, это давало возможность Британии воевать с турками чужими руками, сохраняя основные силы на других фронтах.

    Тайна Лоуренса Аравийского: свой среди чужих, чужой среди своих

    Как раз в этот время в святом городе Мекке против Османской империи восстал арабский эмир Хусейн. Посланный для установления связей с мятежниками Лоуренс сумел завоевать безграничное доверие эмира Фейсала, самого решительного сына Хусейна.

    На ранних этапах мятежа британские и французские военные консультанты понуждали арабов к захвату турецкой военной базы в Медине, чтобы перерезать окончательно железную дорогу Хедиза, по которой шли военные эшелоны с поставками от Дамаска до Хедиза. С этой целью и с помощью Королевского военно-морского флота, весной 1917 года войска эмира Фейсала переместились севернее по побережью Красного моря, что создало серьезную угрозу турецким линиям связи и войскам, остававшимся без поддержки основных сил.

    Однако когда британский штаб узнал, что турки готовятся оставить Медину, они поняли, что перемещение таких крупных сил в Палестину создаст определенную угрозу войскам Британии, поэтому официальный Каир откладывал наступление арабов на Медину.

    Теперь уже сам Лоуренс во имя интересов Британии всячески старался оттянуть штурм арабами священного города. Ему приходилось просто разрываться надвое, доказывая арабам необходимость пока беречь силы. То есть вначале он помог им в создании тактики ведения войны, которая привела к блестящим результатам, а затем ему же пришлось сдерживать действия арабов, чтобы они не добились победы слишком быстро.

    В результате всех этих хитросплетений вывод турецких войск из Медины стал невозможен, турки были заняты тем, чтобы сдерживать натиск арабов и ремонтировать железнодорожные пути, грабя местное население для добычи провианта. Всякий подвоз пищи был прерван.

    Таким образом, к этому времени Лоуренс не только объединил арабов для борьбы с Османской империей, но и фактически возглавил их. На родине в Англии Лоуренсу было присвоено звание полковника. А по месту свершения подвигов за ним закрепилось прозвище Аравийский. Оценили его старания и враги: турецкие власти назначили за голову строптивого англичанина награду в двадцать тысяч фунтов.

    Арабский рыцарь

    К середине 1917 года стараниями Лоуренса мятежники развернули грандиозное освободительное движение. Для нанесения решающего удара он предлагает нападение на главную базу турецких войск в городе Акаба. План захвата города поддер­жали лидеры арабов. План Лоуренса казался немыслимым. Строптивый англичанин предложил арабским племенам почти самоубийственный переход через всю пустыню и удар по Акабе с тыла. 6 июля 1917 года Акаба была взята.

    Тайна Лоуренса Аравийского: свой среди чужих, чужой среди своих

    Это удивило не только турков, но и руководителей Британской штаб-квартиры, куда Лоуренс прибыл на верблюде всего через четыре дня после захвата города и изнурительного перехода по пустыне из Каира в Акабу и обратно сквозь зной и безводье. Раненый, с солнечными ожогами, он явился требовать неотложных поставок мятежникам, захватившим и удерживавшим Акабу. Англичане сами были в шоке от своего резидента. А Лоуренс тем временем воспользовался беспорядочным отступлением турецких войск и с небольшим отрядом арабов на верблюдах занял столицу Сирии Дамаск.

    После череды громких побед и окончательного разгрома турецких войск Лоуренс отправился Англию с целью убеждения необходимости дарования независимости арабским землям. Прожив много лет бок о бок с арабами, ставшими его побратимами, Лоуренс искренне проникся менталитетом этого народа. В этих же целях он работал в британской делегации на мирной конференции в Париже в 1919, тесно сотрудничая с эмиром Фейсалом. Однако идеи арабской независимости никак не соответствовали устремлениям империалистических держав, которые и войну-то затеяли только для захвата новых территорий и передела пространства.

    Военные и правитель­ство были категорически против предоставления независимости кому бы то ни было, особенно если эти кто-то живут на богатейших и стратегически важных землях. Сирия, Палестина и Месопотамия (Ирак) надлежащим образом были распределены между Францией и Великобританией как мандатные территории – колонии в полном смысле. Арабские войска были изгнаны из Сирии и Палестины, а бывший друг и соратник Лоуренса Аравийского Эмир Фейсал объявил англичанина предателем и проклял как злейшего врага.

    Уставший, обессиленный и горько разочарованный Лоуренс Аравийский вернулся в Англию и засел за мемуары о своих похождениях. Книгу он назвал «Семь столпов мудрости».

    В 1921 году по предложению Уинстона Черчилля Лоуренс стал его политическим советником по делам Среднего Востока. На этой должности Лоуренс Аравийский приложил все усилия, чтобы искупить свою вину перед Фейсалом. Он уговорил Черчилля сделать Фейсала королем Ирака, после чего неожиданно покинул свой пост, чтобы пойти на службу… рядовым в британскую военную авиацию.

    Герой без наград

    Рядовой Росс был самым нескладным солдатом во всем батальоне. Неуклюжий недомерок – в придачу ко всем недостаткам ему было под тридцать, и на фоне юных новобранцев он смотрелся странно. Тот, кто завербовался в армию, должен знать, на что идет, – и солдат Росс терпеливо сносил издевки товарищей и брань двадцатидвухлетнего лейтенантика.

    Он был рассеян, и взыскания сыпались на него постоянно – Росс неделю драил солдатские уборные, и его форма провонялась нечистотами. Товарищи по казарме не пожелали этого терпеть: ночью ему устроили «темную» и сломали ребро. Не успел Росс выйти из госпиталя, как лейтенант учинил ему очередной разнос. «Ослы должны работать в каменоломнях, а не служить в войсках Его Величества Георга V»! – негодовал он.

    Росс безропотно сносил оскорбления офицера. Ничто не выдавало в нескладном солдате героя Аравии. Раскрыть правду удалось случайно. Прямо на плацу из кармана рядового Росса выпало письмо, что поначалу привело лейтенанта в еще большую ярость. Подхватив листок, офицер прочел первые строчки вслух и замер неподвижно. В тексте письма владелец престижного журнала «Бель-летр» предлагал «дорогому полковнику Лоуренсу» место главного редактора! Даже недавно окончивший военное училище лейтенантик твердо знал, что полковник Лоуренс в британской армии только один.

    Его Королевское и Императорское Величество Георг V широко раскрыл монарший рот – во время дворцовой церемонии Лоуренс отверг и орден Бани, и рыцарское звание. В своем ответном слове Лоуренс сказал: «Я стыжусь той роли, за которую получил эти ордена. От имени Англии я давал известные обещания, и они не выполнены – быть может, мне еще придется сражаться с Вашим Величеством!».

    Лоуренс Аравийский блестяще выполнял все поручения монарха, спас Англию от небольшой колониальной войны и сэкономил бюджету около двадцати миллионов фунтов. Однако от всех почестей и должности статс-секретаря министерства по делам колоний он отказался до конца оставшись верным кодексу тамплиеров.

    Однако вскоре полковник Томас Эдвард Лоуренс вновь вернулся на службу английской короне. В своих воспоминаниях он объяснял это так: «Моя страна – это моя страна, хороша она или плоха, но это моя страна!».

    Так никем и не побежденный Лоуренс Аравийский погиб в катастрофе, разбившись на мотоцикле в 1935 году. Он похоронен в лондонском соборе святого Павла среди военных героев и знаменитых аристократов Британии.

    Владимир Таегян

    Источник

    Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

    Другие новости по теме:

    Просмотров: 16991 | Дата: 3 мая 2010  Версия для печати
     

    При использовании материалов сайта ссылка на storyo.ru обязательна!