Информация


  • Невская битва

    Шел 1240 год. Тяжелая была пора для русского народа. В течение трех лет Русскую землю разоряли татаро-монгольские завоеватели. Русь, раздробленная на ряд княжеств, не могла устоять тогда против страшного врага, ударившего на нее с востока. На огромном протяжении от Киева до Владимира разгромлены были многие города и села, истреблена или уведена в плен значительная часть населения. Оставшиеся жители прятались в лесах. Только северо-западная окраина Руси — Новгородская земля, до которой не дошли полчища Батыя, — избежала всеобщего разорения.

    Невская битва

    Богат был «Господин Великий Новгород», как называлась тогда эта часть Руси. Население его городов было многочисленно. Отсюда шла торговля мехами и другими товарами на Восток и на Запад, за море. Богатства Новгородской земли привлекали к себе жадные взоры западных соседей и прежде всего Швеции.

    Шведские феодалы стремились захватить Новгород, отрезать Русь от моря, завладеть речными путями, связывавшими Балтийское море с Русской землей. Важнейшей такой водной артерией был путь по рекам Неве и Волхову. С захватом речных путей в руки Швеции перешла бы вся торговля между Восточной Европой и Западом. Мечтая подчинить себе Русскую землю, шведские феодалы рассчитывали поживиться здесь за счет эксплуатации народа и грабежа.

    Шведы были не одиноки в этих стремлениях. В Западной Европе их всячески поощрял к походу на Русь Римский папа. «Наместник бога» надеялся, что завоевание и подчинение русского народа повлечет за собой обращение его в католичество, а вместе с тем и приток в казну Ватикана новых доходов от русской «паствы». Вот почему папа неустанно призывал к проведению «крестового» похода на Русь. Он стремился вовлечь в этот поход все наличные силы Западной Европы и прежде всего Швецию, которая находилась так близко от «язычников» — русских.

    К этому времени шведы достигли уже значительных успехов в восточной Прибалтике. Пользуясь слабостью разрозненных финских племен, шведы уже с XII столетия начали укрепляться в Финляндии. В 1157 г. шведский король Эрик «Святой» предпринял первый «крестовый» поход в западную Финляндию. Завоеватели начали беззастенчиво грабить и притеснять финские племена, прикрывая все это «благочестивыми» целями обращения «язычников» в католичество.

    Однако в связи с сопротивлением финнов покорение восточной Финляндии и затем Карелии затянулось. Со своей стороны, Новгород всячески помогал финским племенам, боровшимся со шведскими завоевателями. Новгородцы снабжали финнов оружием, предпринимали совместные походы против шведов и т. п. Шведские рыцари решили тогда протянуть руку к Русской земле.

    Близ устья Волхова, по которому проходил водный путь из Новгорода в Балтийское море, был расположен древнейший русский город — Ладога. Это был важный торговый и складочный пункт. Новгородцы построили здесь крепость. Она являлась как бы замком к Новгороду, прикрывая его со стороны шведов.

    Летописи, в частности новгородские, сообщают о довольно ранних попытках шведских феодалов напасть на Ладогу. Первое упоминание об этом относится еще к 1142г.: «В то же лето приходи Свейскый (шведский) князь с епископом», говорит летопись. Ладожане прогнали врага, и шведы бежали, «не успеша ничтоже».

    В 1164 г. шведы снова пробовали напасть на Ладогу. Но храбрые ладожане подожгли окраины города, а сами заперлись в крепости и приготовились к осаде. Они послали за помощью в Новгород. Шведы застряли под стенами Ладоги, а тем временем явились на выручку новгородцы и разгромили незваных пришельцев. «Овы исекоша, а иные изымаша» (т. е. взяты в плен), повествует об этом летопись и добавляет: «Мало их убежаша, и ти язвени» (ранены).

    Новгородцы не оставались в долгу у шведов. В скандинавских хрониках указывается, что в 1188 г. русские вместе с карелами напали на тогдашний хозяйственный и политический центр Швеции - многолюдный город Сигтуну - и сожгли его.

    Тяжелое положение Руси в 1240 г. было известно шведским феодалам, и они избрали этот момент, чтобы нанести решительный удар русскому народу.

    Для похода на Русь был собран цвет рыцарства Швеции. Так как поход считался «крестовым», в нем, кроме крупных феодалов и их войск, приняли участие и епископы со своими рыцарями. Чтобы полностью обеспечить успех, шведы сколотили также многочисленные отряды из подчиненных им финских племен.

    Летопись подчеркивает, что в результате всего этого были собраны весьма значительные силы. «Мобилизованные» финны были вооружены примитивно: ножами, топорами, луками и стрелами. Зато рыцари были закованы в железные доспехи, имели щиты, мечи, булавы и прочее передовое по тем временам оружие.

    Руководил подготовкой «крестового» похода и принял командование над этим войском глава тогдашнего шведского правительства, самый сильный феодал Швеции — ярл-герцог Биргер.

    Когда все было готово, войско Швеции, погрузившись на корабли, двинулось на Восток. В июле флот Биргера вошел в Неву, и шведские силы высадились на берег этой реки близ устья ее притока Ижоры. Биргер расположился здесь лагерем. Шведское войско отдыхало после морского путешествия, готовясь вскоре выступить в поход для захвата «всей земли словенской».

    Невская битва

    Новгородцы, зная о захватнических планах Швеции, давно уже установили наблюдение за устьем Невы и ближайшим побережьем Финского залива.

    Вблизи реки Невы жили племена ижора и водь. С этими племенами у Новгорода была договоренность о совместной защите от набегов иностранных завоевателей. В то время, о котором идет речь, ижорский старшина Нелгусий возглавлял «стражу морскую» Новгорода — сторожевой пост у устья Невы. Он немедленно поставил в известность новгородского князя о прибывшем войске Биргера и его численности.

    Вскоре и сам враг дал знать о себе в Новгород. Уверенный в победе, Биргер «загордевся», как говорит летопись, и послал новгородскому князю высокомерное сообщение о своем походе и его целях. «Аще можеши противити ми ся, то се есмь зде уже и пленю землю твою», самоуверенно заявлял он.

    В Новгороде княжил в то время молодой Александр Ярославович, сын владимирского великого князя Ярослава Всеволодовича. Несмотря на свои молодые годы (около 20 лет), Александр успел уже проявить незаурядный ум и военные способности: во время татаро-монгольского нашествия он принимал энергичные меры к созданию укрепления на реке Шелони, чтобы задержать продвижение полчищ Батыя. Храбрый, прямой, горячий патриот своей родины, Александр Ярославович снискал себе любовь и уважение народа. Новгородские бояре, пользуясь общим ослаблением Руси и ее раздробленностью, всячески поддерживали политическую обособленность Новгорода.

    Но Александр Ярославович, идя наперекор боярам, оставался сторонником объединения русских земель и их сил, а защиту Новгородской земли не отрывал от интересов всей Руси. Таков был этот вождь новгородцев, которому пришлось 770 лет тому назад возглавить борьбу Руси со шведскими захватчиками. Обстоятельства складывались крайне неблагоприятно для новгородских защитников.

    Военные силы самого Новгорода обычно составлялись из личной дружины князя, отрядов местных бояр и ополчения, выставляемого населением. Другие города Новгородской земли во время войны тоже присылали иногда свои ополчения. Наконец, могли прибыть дружины на помощь из Владимирского и других княжеств, с которыми новгородский князь поддерживал дружеские связи. Такова была организация военных сил, оборонявших северо-западную границу Руси. Но сбор большого войска по этому методу требовал много времени. Быстрой мобилизации сил мешали и бездорожье и условия политической раздробленности Руси.

    На этот раз на помощь соседних княжеств вообще нечего было надеяться. После татаро-монгольского нашествия на Руси осталось очень мало военной силы, да и ту невозможно было скоро собрать. Медлить же было нельзя. Александр даже своего отца не успел поставить в известность о приближении врага.

    Не было времени и на то, чтобы собрать ополчение в самом Новгороде. В готовности находилась только собственная дружина Александра, но и она была не в полном составе: часть ее была разослана раньше с различными поручениями.

    И все же Александр принял решение немедленно выступить против врага. Чтобы не терять времени, князь не стал ждать подкрепления. Александр двинулся навстречу неприятелю с той частью дружины, которая была при нем, В Новгороде к нему успели присоединиться некоторые бояре со своими отрядами да отдельные добровольцы - ремесленники. «В мале вой своих» выступил Александр из Новгорода. Он правильно учел, что при сложившихся обстоятельствах лучше сохранить за собой инициативу в боевых действиях, а не дожидаться, пока враг подойдет к Ладоге и даже к самому Новгороду и подвергнет их осаде. Защищаться тогда было бы еще труднее.

    Русский отряд далеко уступал шведам не только численностью, но и по вооружению. Дружинники еще имели лошадей, мечи, щиты и доспехи, но большинство добровольцев было вооружено только топорами. И все же это была действительно отборная сила: здесь были и верные дружинники Александра, сохранявшие славные традиции и навыки «русского боя», и новгородские вольные молодцы, смелые и отважные. Всеми ими руководила любовь к родине, готовность жертвовать жизнью, отстаивая родную землю. По пути отряд Александра пополнился ладожскими добровольцами.

    Невская битва

    Пятнадцатого (по новому стилю 21-го) июля русский отряд приблизился к лагерю Биргера на берегу реки Невы. Около этого лагеря тянулись густые леса, которые позволили русским незаметно подойти к врагу.

    По летописи, это было «в 6 час дне», т. е. около 11 часов утра по нашему времени. Шведы не ожидали нападения. Возможность сколько-нибудь организованного действия русских казалась им исключенной.

    Шведские воины разбрелись по лагерю. В центре его горделиво возвышался большой златоверхий шатер Биргера. На реке стояли корабли, с которых на берег были спущены деревянные сходни.

    В одиннадцатом часу утра русский отряд напал на шведский лагерь. «И бысть сеча велика над Римляны» (шведами), говорит летописец. Шведское войско было захвачено врасплох. Воины Александра рубили врагов мечами и топорами. Подвергшиеся внезапному нападению рыцари метались по лагерю, часть их старалась пробиться к кораблям, другие пытались организовать отпор.

    Все же численный перевес оставался на стороне врага. Но тут Александру помогли удаль и отвага русских воинов и его талант полководца. Русские витязи проявили исключительную храбрость в сочетании со сметкой, с сознательным стремлением нанести врагу как можно больший удар, чтобы ослабить его сопротивляемость. Герои были и среди дружинников и среди добровольцев - новгородцев и ладожан. Об этих героях рассказывает современник тех дней — автор «Сказания» — со слов самого Александра Ярославовича, а также по описанию других участников исторической битвы на реке Неве.

    Русь, вырастившая немало отважных сынов, всегда любила своих героев и стремилась передать потомству память об их подвигах. И наш летописец бережно занес на бумагу полученные им сведения. Описывая эти подвиги, древний автор, как и рассказчики-очевидцы, в числе героев называет не только именитых дружинников, но и многих простых людей, у которых не было даже отчества.

    Прежде всего летописец повествует о некоем Гавриле Олексиче. Это был, очевидно, дружинник, так как он бился верхом на лошади.

    Гаврило Олексич сделал смелую попытку отрезать врага от реки, на которой стояли шведские суда. Рубя врагов, он пробился к «шнеке» — большой лодке. Здесь русский витязь увидел шведского принца, который с сопровождавшими его рыцарями успел взбежать на корабль. Недолго думая, Гаврило Олексич на лошади бросился по сходням на корабль. Перепуганные рыцари успели столкнуть сходни в воду, и вместе с ними полетел в невские воды храбрый всадник. Но это приключение не охладило воинственного пыла Гаврилы Олексича. Выбравшись с лошадью из воды на берег, он снова ринулся в толпы врагов, стремясь в первую очередь бить знатных рыцарей. Посреди лагеря состоялся поединок Гаврилы Олексича с одним из виднейших шведских военачальников, закончившийся гибелью рыцаря. Можно представить себе, какой ужас вызвал в рядах врагов славный русский богатырь Гаврило Олексич.

    С необычайной храбростью бились и другие русские герои. Так же как и Гаврило Олексич, к кораблям стремился пробиться отряд новгородца-добровольца, по имени Миша. Уже само скромное имя Миша, без отчеств, говорит о том, что это был человек простой, незнатный. Миша с товарищами, такими же простыми пешими воинами, как и он сам, добрался до реки. Один за другим громил отряд Миши корабли врага. Добровольцы уничтожили три шведских судна.

    Орудуя в тылу врага, этот отряд вызвал там сильную панику и тем способствовал поражению противника.
    Современники восхищались подвигом еще одного новгородца-ополченца. Это был тоже простой и незаметный человек, «из молодых некто именем Сава», как характеризует его летописец. Этот новгородец наметил оригинальный план, для того чтобы содействовать общему успеху своих соотечественников. Сава решил пробраться в центр вражеского лагеря, к златоверхому шатру, который был виден со всех сторон, и подрубить его. Молодой витязь рассчитывал, что падение шатра усилит панику во вражеском лагере: шведы сочтут, что их главные руководители убиты или взяты в плен.

    Осуществление этого плана требовало беспримерного героизма и силы. Но задача оказалась по плечу русскому богатырю. Сава сумел дробиться сквозь вражеские ряды в самое сердце лагеря и подрубить шатер. Падение его, как и рассчитывал герой, усилило смятение во вражеском войске и еще больше подняло воинственное настроение у витязей Александра.

    Невская битва

    А вот еще герой - Сбыслав Якунович. Этот сражался с врагами, действуя только топором. «Сий же, наехав многажды, бияшется единем топором, не имея страху в сердци, неколко от рукы его паде, и подивишася силе его и храбрости», говорит летописец.

    Отдельным русским воинам часто приходилось бороться против целых отрядов превосходившего их численностью противника. Здесь большое значение имели качества «русского боя» — сочетание уменья, силы и храбрости. Именно такие качества проявил ловчий князя Александра, по имени Яков Полочании (очевидно, родом из города Полоцка). Он напал на целый «полк» (отряд) шведов. Яков Полочанин один выдержал бой против всех рыцарей этого отряда. Неподалеку бился сам Александр, вскоре приблизившийся к своему ловчему. И высшей наградой герою Якову Полочанину была личная похвала Александра.

    Не все, конечно, герои остались тогда живы. Были и такие, которые в бою сложили свои головы. Но они дорого продали свою жизнь. Автор - современник рассказывает о слуге князя Александра - Ратмире. Несмотря на многие полученные раны, Ратмир продолжал разить шведов, пока наконец не получил смертельного удара и не пал смертью храбрых на поле битвы.

    В пылу битвы Александр искал глазами Биргера. Наконец он нашел своего главного противника и сразился с ним. Поединок окончился тем, что герцог убежал с поля битвы, получив рану в лицо. «И изби множество бесчисленное Римлян, — говорит летописец об Александре, - и самому королю (Биргеру) возложи печать на лице острым своим мечем».

    Так бились 770 лет назад на берегах Невы русские богатыри, отстаивая грудью пределы своей родины в справедливой войне с захватчиками.

    Источник, свидетельствами которого мы пользуемся, не дает прямых указаний на план самой битвы. Но общую схему ее можно установить из описания отдельных схваток. Лагерь Биргера был прикрыт с тыла и одного из флангов реками Невой и Ижорой. Эта естественная водная преграда значительно укрепляла позиции шведов, но вместе с тем затрудняла для них возможность маневрирования.

    Александр учел это обстоятельство и бросил часть своих лучших сил вдоль берега в обход шведов. В то же время остальные силы русского отряда громили застигнутого врасплох врага с фронта, прорываясь к центру лагеря.
    Шведы сопротивлялись упорно, но русские успешно теснили их и к вечеру достигли окончательной победы. Вражеские тела усыпали берега Ижоры и Невы, все поле битвы. Современник говорит, что трупы шведов находили потом даже на другом берегу реки Ижоры. Летописец не мог объяснить, как они туда попали, и по тогдашним понятиям приписал это помощи божией. Очевидно, часть шведских воинов переплыла реку, пытаясь спастись на другом берегу, и некоторые из них умерли там от ран.

    Шведы стремились не оставлять на берегу тела знатных рыцарей и уносили их на корабли. Такими трупами были наполнены целых три корабля. Среди оставшихся в живых шведов значительная часть была ранена.
    Это был полный разгром шведского войска. Врагу оставалось одно — бежать в Швецию, пользуясь тем, что у русских не было вблизи флота. Выплыв в море, шведы облегчили себе обратный путь домой, выбросив в воду трупы знатных рыцарей.

    Правильно выбранное талантливым полководцем Александром тактическое решение и беспримерный героизм и мужество его воинов обеспечили русским победу с малыми силами. Потери, понесенные русским отрядом, оказались очень невелики: всего около двадцати человек. Летописец, записав имена некоторых погибших, заключает этот перечень словами: «а всех 20 муж паде».

    Невская битва — одна из наиболее ярких страниц героического прошлого русского народа.

    Профессор А. К03АЧЕНК0

    Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

    Другие новости по теме:

    Просмотров: 13057 | Дата: 10 июня 2010  Версия для печати
     

    При использовании материалов сайта ссылка на storyo.ru обязательна!